Архивы по Категориям: Время Джаза - Page 2

Время Джаза №229 Список любимых стандартов этого самого ДС

Cписки лучших СД джаза Стива Харриса и Скотта Яноу подбираются к букве Д, Но я получил с две дюжины имейлов с просьбой рассказать о моих любимых пластинках. Так сказать, персональный список вашего ДС. Это не так-то легко, так как на Соколе в Москве в шестидесятых, в Волконском переулке перед армией или же в Лиховом после дембеля предпочтения были одни, а позже другие. В целом это была школа. Опять же – из доступного. Ровно 35 лет назад в Чреве Парижа стартовала другая школа, и закипели новые страсти. Ну, а нынче в Латинском, быть может, в конце концов, это эксперимент на собственном теле, что-то утряслось, что-то исчезло, что-то звучит в сером веществе само по себе. Составить список? Вряд ли. Вещи нравятся, а потом накал восторга гаснет, а потом они неожиданно возвращаются…
На коротких частотах «Свободы», из космоса через спутники Hotbird и AsiaSat-3, а так же с нашего сайта www.svoboda.org – вы слушаете еженедельное «Время Джаза». У микрофона в Лютеции – Дмитрий Савицкий.
И так – кто же?

Время Джаза №228 Любимцы Дюка и причуды Дюка

Два ведущих саксофониста оркестра Дюка Эллингтона: Пол Гонзальвес и Джонни Ходжес родились в июле. Обойти их стороной не удастся. Пол Гонзальвес родился 12 июля 1920 года в Броктоне, Массачусетс, а Джонни Корнелиус Ходжес в том же Массачусетсе 25 июля 1906 года. Первый был тенор-саксофнистом, второй – альт-саксофонистом. Без них оркестр Дюка звучал бы на порядок ниже.
Совершенно не важно на чем и где вы нас слушаете. Главное – это клуб «Времени Джаза», который собирается в пространстве от самой России до ближнего и дальнего зарубежья, Австралии, Аргентины. США, Израиля, западной Европы и даже южной Кореи, каждую неделю не всегда по московскому времени и очень часто просто на нашем сайте www.svoboda.org. Welcome! У микрофона в Париже – Дмитрий Савицкий.

Время Джаза №227 Бок о бок: Ли Морган и Хэнк Моубли

Трубач Эдвард Ли Морган прожил тридцать три года. Он был убит на сцене клуба «Slugs’» в Нью-Йорке своей гражданской женой девятнадцатого февраля семьдесят второго года. Восемнадцатого февраля он всё ещё работал в студии звукозаписи. Его можно считать самым что ни есть естественным наследником другого трубача, прожившего и того меньше – двадцать пять лет, Клиффорда Брауна, Брауни, погибшего в автомобильной аварии. Оба были трубачами би-бопа и хард-бопа. Ли появился на свет десятого июля 1938 года в Филадельфии, Пенсильвания. В том, что он был вундеркиндом, никто не сомневался: он начал играть профессионально в пятнадцать лет, в восемнадцать он уже играл в оркестре Диззи Гиллеспи.
Время Джаза №227
Читать далее »

Время Джаза № 226 30.06.2013 Джазовые клубы, архивы и дуэты…

Мы не отдаем себе отчет в том, какую роль джазовые клубы, подчас крошечные, на 50-70 человек, на 30 столиков, за которыми пили и перекусывали, сыграли в истории джаза. Быть может лучшие дни или скорее вечера джаза были связаны не с возможностью запустить всех желающих в сам клуб, а с желанием самих музыкантов быть не снаружи музыки, а внутри. То есть играть и лишь потом думать, «сколько эти сукины дети мне за это заплатят…»

Джаз Левого Берега

a Hune – самый центральный, главный, страшное слово – важный – книжный магазин парижского сен-жерменского бульвара. В конце пятидесятых можно было свернуть с бульвара направо на улицу Сен-Бенуа, дойти до конца забитой до предела книгами витрины La Hune (капитанский мостик) и толкнуть невзрачную дверь дома номер 13, за которой крутая опасная для нетрезвых лиц лестница вела вниз в райские погреба главного джазового клуба Франции, «Клуба Сен-Жермен». Артистический директор клуба той эпохи Марсель Романо открыл доступ к джазовым погребам для финансово более чем скромной публики по воскресеньям, но не вечером, а днем. В эти часы обычно играло клубное трио: пианист Рене Ютрежэ (или Марсиаль Солал), контрабасист Бенуа Кёрсан и ударник Ал Левит, которого иногда заменял Жан-Луи Виаль. Солистом четвёртки был молодой человек, по возрасту двадцатилетний студент, саксофонист Барни Уилен.
JazzTime_225

Однако имеет смысл сообщить, как ветеранам, так и случайным визитерам эфира, что это – короткие частоты «Свободы», наш интернетовский сайт www.svoboda.org , что означает, что в эфире «Время Джаза», а у микрофона в Париже – Дмитрий Савицкий.

1. Barney Wilen –  B.B.B. (Bag’s Barney Blues) – 6:38 (Barney Wilen – Jazz in Paris Jazz sur Seine – Universal)

ДС: «Bag’s Barney Blues» – блюз саксофониста Барни Уилена, отсылающий нас к Милту Джексону по кличке «Bags». Состав: Барни Уилен – тенор-саксофон; сам Милт Джексон – рояль;  Перси Хис – контрабас и Кенни «Клук» Клар – ударные. 13 февраля 58 года, Париж. То есть, за исключение Уилена, это американское комбо, но здесь нужно уточнить, что Уилен, научился играть на теноре в Штатах, куда всю семью перевез его отец – подальше от войны. То есть Барни – француз, но и американец. Его возвращение во Францию и его участие в квинтете Анри Рено полностью перевернуло парижское представление о джазе. Это значит, что джаз (если иметь в виду франко-бельгийский сплав) больше не был союзом аккордеона и цыганских гитар, наяривавших американские стандарты и собственные пьески, это был местный джаз, но аукавшийся с Нью-Йорком. Как-никак на другом берегу Атлантики Барни Уилен играл с Бадом Пауэлом и Джей Джей Джоунсоном, а в Париже он участвовал в создании звуковой дорожки к фильму «Лифт на эшафот» вместе с Майлзом Дейвисом.

2. Davis & Wilen – Au Bar du Petit Bac – 2:54 (Miles Davis – Ascenseur Pour L’Echafaud – Mercury)

ДС: «Le Petit Bal – Au Bar du Petit Bac», «Вечеринка в баре «Petit Bac»» – звуковая дорожка фильма 58 года Луи Маля «Лифт на эшафот», музыка Майлза Дейвиса. В данном случае дуэт его трубы и саксофона Барни Уилена.
Я думаю, не грех заметить, что как и джаз на Сен-Жермене, детективные фильмы, которые французы называют les polars, не были репликой, эхо-эффектом американской культуры. Это не было прямым подражанием. Лино Вентура не был типично американским детективом. Аккордеон во всех случаях был более своим, чем саксофон (изобретенный, не забудем, в соседней Бельгии). Что уж говорить о гитаре Джанго?

Можно сказать, что джаз появился во Франции вместе с Фридой Джозефин МакДональд, которая вторым браком (первый состоялся когда ей  было 13 лет и продлился лишь несколько недель) вышла замуж за проводника железной дороги – Вилли Бейкера. Брак на этот раз затянулся аж на четыре года, но Жозефина решила сохранить фамилию второго мужа Бейкера в качестве артистического псевдонима. Она танцевала topless, а вместо юбки на ней красовалось ожерелье из бананов. Эрнест Хемингуэй считал ее самой сексапильной и невероятной женщиной, приземлившейся в Европу. Мюнхен, Вена, Прага и Будапешт запретили этой, практически голой, женщине плясать дикарские африканские танцы под вой труб и стоны саксофонов. Но Жозефине Бейкер было достаточно Парижа!

Закрывая тему этой фантастической креолки, которой восхищались Ленгстон Хьюз, Скот-Фитцджеральд, Пикассо, Корбюзье и Кристиан Диор, скажу, что в её «дикарских», по мнению некоторых критиков, танцах уже были элементы хастла, степа, хип-хопа, брейка, которые, особенно последние, появились лишь через полвека.

Ваши дети, которым уже больше шести месяцев, слушают вместе с вами еженедельное «Время Джаза». На весьма коротких частотах «Свободы», из космоса с помощью активированной звездной пыли спутников Hotbird и AsiaSat-3, а так же с нашего бессонного сайта www.svoboda.org.  У микрофона в Лютеции – ваш ДС.

3. Barney Wilen – Nuages  – 5:50 (Barney Wilen – Jazz in Paris Jazz sur Seine – Universal)

«Nuages», « Облака» – классика Джанго Рейнхардта. Тот же состав левобережного квартета и американской ритм-группы (Милт Джексон – рояль; Перси Хис – контрабас и Кенни “Клук” Кларк – ударные). И всё та же дата записи – 13 февраля 58 года. Тенор-сакс Барни Уилена.

Младший брат писателя Элиаса Канетти, Жак, в свои двадцать лет решил пригласить в Париж Луи Армстронга. У него не было ни копейки, но зато, выбирайте сами, был либо вкус к опасным авантюрам, либо откровенная гормонально-возрастная наглость. Сатчмо с женой появился на вокзале, ожидая более-менее торжественного приема. Но во Франции его никто не знал. Джазменом номер Один считался Сидней Беше. За чемодан Армстронга ухватился, чуть не упав, невысокий паренек, который выговорил на хорошем английском – Добро пожаловать в Париж, господин Армстронг. Сатчмо погладил по голове мальчонку и спросил: – Парень, а где твой папа? – Какой папа? – удивился Жак Канетти. – Ну, папа, который меня пригласил на гастроли? Жак набрал побольше воздуха в небольшую грудную клетку и сказал: – Господин, Армстронг, это я вас пригласил.

И гастроли состоялись! Не смотря на то, что у Жака Канетти не было денег даже на гостинцу для трубача и его жены! Всё это он мне рассказал сам за ужином в уютной квартирке моей датской подруги на улице Турнефор. Было ему под восемьдесят, но он волочился за моей датчанкой с чудесным упорством. Ей же было в ту пору эдак двадцать семь. Она была начинающей актрисой и ей хотелось петь. А Жак был генеральным директором французского филиала «Филипса». Время от времени он смотрел на меня взглядом, требовавшим понимания. Я как бы понимал, но не подруга. Она всё же знала, что она не Мария Каллас, хотя Жак и запустил в мир шансона Бреля, Брассанса, Греко и всех остальных. Кстати, сейчас она поет и танцует в Нью-Йорке….

4. Django Reinhardt – Nuages – 6:42 (Les nuits Manouches – Harmonia Mundi)

«Nuages», «Облака» – сам автор пьесы Джанго Рейнхардт гитара-лидер, 53 год. Остальные данные фирма «Harmonia Mundi» засекретила. Добавлю лишь, что Джанго скончался в мае того же 53 года в Фонтенбло и было ему 43 года.
Рейнхардт и был французским джазом. Эта линия гитаристов, игравших и играющих американские стандарты – выжила, но это не всегда Левый Берег, о котором сегодня идет разговор.
И еще одна весьма важная деталь. Креолка Жозефина Бейкер была участницей французского Сопротивления. И не «последних часов», как некоторые, а с самого начала.

Не смотря на то, что джаз считался, как Гитлером, так и Кремлем, «дегенеративной музыкой», во время оккупации он не был запрещен. Запрещены были английские стандарты и с момента вступления США в войну – американские. Но французские джазмены играли их или под занавес или в сложной  аранжировке. В серьезном смысле современный американский джаз появился во Франции вместе с десантом союзников. Каждая дивизия имела свой оркестр (вспомним того же Дейва Брубека), а вместе с артиллерийскими снарядами и тушенкой с кораблей сгружали и ящики с патефонными пластинками не просто менее хрупкими, чем обычные, а практически не бьющимися. Это были так называемые «диски Победы», «V-disks» диаметром в 30 сантиметров… К их выпуску министерство обороны США приступило в 42 году. Они предназначались к доставке на все фронты Второй Мировой.

Напомню, вы слушаете радио «Свобода» на коротких частотах, через спутники Hotbird и AsiaSat-3, а так же с нашего сайта www.svoboda.org.  У микрофона в Париже – ваш ДС.

5. Benny Goodman – Exactly Like You – 4:14 (Jazz in V.Discs)

«Exactly Like You», «Точь в точь, как ты» – стандарт 1930 года Джимии МакХью. Квинтет Бенни Гудмэна, кларнет; Тедди Уилсон – фортепьяно; Майк Браян – гитара; Клайд Ломбарди – контрабас и Мори Фелд – ударные. Май 45 года.

«V-disks» либо записывались специально или же записи поступали из фондов таких компаний, как “Victor”, “Decca”, “Bluebird” и “Columbia”. Этикетки были бело-красно-синими и названием фирмы было короткое «V-disks». В конце 48 года 905 матриц дисков были уничтожены и эти уникальные пластинки стали мечтой или достоянием коллекционеров.
Но пора вернуться в Париж на Левый берег Сены:

6. Henri Crolla – Body and soul – 5:39 (Henri Crolla – Begin the beguine – GITANES)

«Body and soul» Хеймана и Грина. Оркестр Анри Кролла, гитара; Морис Мюнье – кларнет; Жео Дани – вибрафон; Жорж Арванитас – рояль; Эммануэль Судьё – контрабас и Жак Давид – ударные. Июнь 55 года, Париж.

На левобережный сен-жерменский джаз повлияли не только американские джазовые оркестры Армии Освобождения, но и то, что многие джазмены после демобилизации либо остались в Европе, либо вернулись в Европу. В те времена еще не было бешеной погони за гигантскими гонорарами. Лестер Янг или Бад Прауэл, Чет Бейкер или Майлз Дейвис играли в небольших клубах. До зала «Плеель», а затем и до фестивалей Лазурного берега и стадионов было не так уж далеко. Но афроамериканские джазмены предпочитали Париж с его атмосферой нескончаемого праздника, послевоенной эйфории. Да и относились к ним совсем не так, как в Штатах. Многие женились на «европеенках нежных», как их называл Мандельштам, многие уезжали в Амстердам и Копенгаген. Но главное почти все записывались в европейских студиях и пластинки их были нарасхват на этом самом Левом берегу. Хотя понятие это условное: не так уж мало джазовых погребков открылось и на Правом.

«Клуб Сен-Жермен», инициатором открытия которого в 48 году был писатель, хроникер джаза, певец и трубач Борис Виан, закрылся в середине шестидесятых. Среди американских джазменов кроме Чэта Бейкера, Лестера Янга, Бада Пауэла, здесь играли Кенни Дорэм, Билли Хиггинс, Томми Флэнэгэн, Дюк Эллингтон, Майлз Дейвис и «Вестники Джаза». Клуб вновь открылся в 79 году, превратившись в ресторан «Bilboquet» и дискотеку. Нынче дискотеки по адресу улица Сен-Бенуа 13 нет, зато есть ресторан с бельэтажем, вполне сносной кухней и несносными ценами. В баре «Bilboquet» по вечерам играет джазовое комбо. Еще совсем недавно здесь можно было услышать гитариста Кристана Эскудэ и ветерана клуба марсельского пианиста Жоржа Арванитаса.

Напомню, что это финишная прямая «Времени Джаза», волны «Свободы» и наш сайт www.svoboda.org.  У микрофона Дмитрий Савицкий. Спасибо всем слушателям, оставляющим на нашем сайте комментарии и выставляющим оценки очередной передаче.

Самым значительным джазовым событием Сен-Жерменского Клуба было выступление «Вестников Джаза» Арта Блейки 21 декабря 1958 года. Квинтет «Вестников» превратил погреба клуба в обезумевшую танцплощадку. Корифеи «49» хорошо знают «Блюзовый Марш для Европы Один». «Европа Один» была радиостанцией фанатика джаза Даниэля Филипаччи. Но четырнадцатиминутная пьеска, которую вы почти что целиком сейчас услышите, так же – джазовый марш:

7. Jazz Messengers – Politely – 15:49 (Art Blakey & Les Jazz Messengers – Au Club St Germain – RCA)

«Politely», «Вежливо, учтиво» – композиция Билла Хардмэна. «Вестники Джаза» в клубе «Сен-Жермен» 21 декабря 58 года. Ли Морган – труба; Бенни Голсон – тенор-саксофон; Бобби Тиммонс – рояль; Джимми Мэррит – контрабас и Арт Блейки – лидер и ударные. По мнению многих историков джаза – это самый лучший диск LIVE «Вестников Джаза».

На этом мой короткий рассказ о «Клубе Сен-Жермен» подошел к концу, как и наше еженедельное «Время Джаза». Подкаст этой и всех последних передач «Времени Джаза» вы найдете на нашем сайте www.svoboda.org. Всех вам благ, голубого неба и удачи в делах. Чао, бай-бай!

Время Джаза №224 Мальгрю Миллер – выдающийся пианист пост-бопа

Ему было пятьдесят семь лет. Он был выдающимся пианистом пост-бопа и талантливым преподавателем. На его счету более пятисот записей; он играл практически со всеми лидирующими джазменами конца прошлого века и первого десятилетия нашего. Мальгрю Миллер скончался от инсульта двадцать девятого мая, всего лишь две недели назад. Это был его второй инсульт. На этот раз роковой.
Его музыкальное наследие лишь теперь неотделимо от него самого. Поэтому Мальгрю Миллер нас не оставил, он просто сменил адрес…
Вы слушаете еженедельное “Время Джаза” на частотах “Свободы” и с нашего сайтаwww.svoboda.org. У микрофона в Париже Дмитрий Савицкий.

Mulgrew Miller – Jordu – 6:42 (Mulgrew Miller – Solo – Space Time Records)

“Jordu” – композиция 53 года пианиста Ирвинга “Дюка” Джордона. Мальгрю Миллер – соло. Фестиваль “Jazz en Tête” Клермон-Ферран, Франция, 24 октября двухтысячного года.
Я впервые услышал о Мальгрю Миллере от Уинтона Марсалиса. В самом конце интервью с трубачом в парижской гостинице “Меридиан”, я спросил его, кого бы он назвал среди молодых выдающихся талантов. Первым именем было имя Мальгрю Миллера. На дворе был конец восьмидесятых, и Миллер играл в квинтете ударника Тони Уильямса.
Но сегодня мне придётся придерживаться хронологии. Скажу, однако, что вглядываясь в траекторию короткого по нашим временам жизненного пути пианиста, невозможно не провести сравнения с джазменами ранних эпох. Мальгрю родился тринадцатого августа 1955 года, однако, если вчитываться в первые страницы его биографии, немедленно ловишь себя на вопросе: а не в 25-м ли он родился? Не в 31-м ли? Всё та же дельта Миссисипи, блюзы и госпелс, песни country & western, ритм-и-блюз, домашнее пианино в шесть лет и первые уроки в восемь…

Mulgrew Miller – Saud’s Run – 5:46 (Mulgrew Miller – Keys To The City – Landmark Rds)

“Saud’s Run”, композиция Мальгрю Миллера, рояль. Айра Коулмэн – контрабас и Марвин “Смитти” Смис – ударные. Запись 85-го года, фирма “Landmark Records” тот же самый продюсер, Орин Кипньюз, что посвятил многие годы развитию карьеры Телониуса Монка: точнее упорным попыткам чуть ли не навязать его американским слушателям, что было совсем не просто в начале карьеры Телониуса. С Мальгрю Миллером было проще: пост-боп был подготовлен целым поколением пианистов; Мальгрю Миллер чьим первым кумиром был Оскар Питерсон, расшифровывался легче, чем многие его предшественники.

Мальгрю Миллер начинал в оркестрах, игравших соул. Он так же играл на органе в местной церкви. День, когда он услышал игру Оскара Питерсона, он назвал “днем, который изменил мою жизнь…” Он был студентом государственного университета Мемфиса, где познакомился с двумя молодыми пианистами Джеймсом Уильямсом и Дональдом Брауном. Это они расширили горизонты Миллера, добавив к Питерсону Бада Пауэла, Уинтона Келли, Билла Эванса и МакКоя Тайнера, а главное Финеаса Ньюборна Младшего. В те же университетские годы Мальгрю Миллер увлекся восточными религиозными учениями – не без влияния сайдмена Рея Чарлза Рудольфа Джонсона.
Я позволю себе напомнить, что вы слушаете еженедельное и свингующее “Время Джаза”, прописанное на коротких частотах “Свободы” и на нашем бессонном сайте www.svoboda.org. У микрофона в Лютеции – ваш ДС.

Mulgrew Miller –  Words – 6:04 (Mulgrew Miller – With Our Own Eyes – Novus)

“Words”, “Слова” – композиция Мальгрю Миллера. Великолепная демонстрация тяжело и упруго свингующего пост-бопа. Состав: Миллер – рояль; Риччи Гудс – контрабас и Тони Ридас – ударные. Трудно поверить, но Мальгрю Миллер, чьи фазы увлечения тянулись от Бада Пауэла, Оскара Питерсона и к более свободному модальному стилю МакКоя Тайнера, говорил про себя, что он, видимо, принадлежит прошлому. Это фраза из его интервью “Даунбиту” 2005-го года:
“Джаз это смесь прогрессивного искусства и народного”. Определяя собственный “непритязательный”, как он его назвал, стиль “по сравнению тяжелыми концептуальными стилями современников”, стили, которые он называл “музыкой для интервью”, он добавил:
– Эти ребята говорят, что то, что я делаю (what I am doing are viewed as passé) рассматривается ими, как прошлое, passé …”
Можно лишь пожалеть авторов “музыки для интервью”.

Mulgrew Miller – Dreamsville – 4:01 (Mulgrew Miller – Solo – Space Time Records)

“Dreamsville”, “Город Мечты” – Хэнри Манчини. Мальгрю Миллер – соло на осеннем фестивале в Клермон-Ферране, в двухтысячном году. Великолепный и единственно сольный диск пианиста.
Гигант (1.92) и тяжеловес Мальгрю Миллер на сцене выглядел настоящим колоссом с огромными руками, но при этом он был тонким и деликатнейшим человеком. И он был мощным бопером, который мог перейти на рокочущее буги или же рассыпаться почти равелевской нежной дрожью.
В комарином раю, среди сосен и елей вы слушаете еженедельное “Время Джаза” – на коротких частотах “Свободы”, из космоса через спутники Hotbird и AsiaSat-3, а так же с нашего сайта www.svoboda.org. У микрофона в Лютеции ваш ДС.
В роли лидера Мальгрю Миллер записал лишь шестнадцать компактов. На всех остальных дисках он воодушевленный сайдмэн:

Cassandra Wilson – Autumn Nocturne – 4:59 (Cassandra Wilson – Blue Skies – JMT)

“Autumn Nocturne”, “Осенний Ноктюрн” – музыка Джозефа Мироу, родившегося в царской России в 1910 году; слова Джеймса “Кима” Гэннона. Кассандра Уилсон – вокал. Мальгрю Миллер – рояль; Лонни Плаксико – контрабас и Терри Лайн Каррингтон – ударные. Февраль 88 года, Нью-Йорк.

“Когда осень поет свою колыбельную
И зеленые листья превращаются в золото,
Я вспоминаю прошлогодний сентябрь,
Когда мы сказали друг другу goodbye,
Шепча, что мы встретимся вновь,
Когда новая осень покатится по холмам…”

Продолжение и окончание этой песни еще более великолепны и, что редко, без этой липкой сентиментальности, что прилипает к словам авторов Аллеи Оловянных Кастрюль, что твой новенький шарф к свежеокрашенной двери…
Идеальный пример деликатнейшего аккомпанемента Мальгрю Миллера, находящего паузы между словами для свой собственной песни без слов…
Еще один пример Мальгрю Миллера в роли сайдмена:

Kenny Garret – May Peace Be Upon Them – 8:16 (Kenny Garrett – Beyond The Wall – NoneSuch Rds)

“May Peace Be Upon Them”, “Да пребудет мир меж ними…” – композиция и комбо альт-саксофониста Кенни Гаррета. Кенни – лидер и альт-сакс; Мальгрю Миллер – рояль; Роберт Хёрст Третий – контрабас и Боаян Блэйд – ударные. Диск Гаррета вышел в августе 2006 года. Мальгрю Миллеру досталась роль МакКоя Тайнера, который не смог принять участие в записи из-за собственной загруженной программы студийных rendez-vous и концертов. Но этот СД “Beyond The Wall”, “За стеной”, “С другой стороны стены” посвящен именно ему, Тайнеру. Второе, необъявленное посвящение, несомненно, указывает на Джона Колтрейна.

Закончив мемфисский университет, Мальгрю Миллер, вполне зрелый пианист, получил приглашение войти в состав оркестра Дюка Эллингтона, которым руководил его сын трубач Мэрсэр Эллингтон. Затем настала очередь Бетти Картер. Работать с этой виртуозной вокалисткой было не просто. Мальгрю нужно было научиться мгновенным переходам, изменению ритма, уровню тона, нюансам, так как Бетти была знаменита причудливой вокальной акробатикой. Затем настал период работы в комбо хард-бопового трубача Вуди Шо и, наконец, Мальгрю Миллер вошел в состав “Вестников Джаза” Арта Блейки, где ему довелось играть с саксофонистами Дональдом Харрисоном, Жаном Туссаном и трубачом Теренсом Бланшаром.
Финишная прямая “Времени Джаза”! Вы слушаете нас на коротких частотах “Свободы”, из космоса через спутники Hotbird и AsiaSat-3, а так же с нашего сайта www.svoboda.org. У микрофона в Париже ваш ДС.

Mulgrew Miller – Soul – Leo – 7:50 (Mulgrew Miller – Wingspan – Landmark)
“Soul – Leo”, переводить бесполезно, потому что здесь и “Душа”, “Soul” и “Leo”, которое может быть и знаком зодиака, Львом и “низкой околоземной орбитой”. Учитывая, что сам этот диск называется “Wingspan”, “Размах Крыла”, а на ковере два варианта авангардных самолетов-планеров, я остановлюсь на “Leo” – “Low Earth Orbit” – “низкой околоземной орбите”. Позднее “Размах Крыла” стал названием комбо Миллера. “Soul – Leo” – композиция самого пианиста.
Итого: Кенни Гаррет – альт-саксофон; Мальгрю Миллер – рояль; Стив Нелсон – вибрафон; Чарнет Моффет – контрабас; Тони Ридас – ударные и Руди Бёрд – percussion. Запись 87 года.
Мальгрю Миллер в конце восьмидесятых и до девяносто седьмого года играл в комбо ударника и композитора Тони Уильямса, который скончался в феврале девяносто седьмого от инфаркта. В комбо Уильямса играл так же замечательный трубач Уолэйс Роуни. Позднее, среди наиболее заметных записей Миллера стоит отметить его игру в составе комбо саксофониста Джо Ловано.
Мы расстанемся на стандарте 34 года Артура Джонстона “My Old Flame”, “Моя старая Любовь”. Мальгрю Миллер играет соло.

Mulgrew Miller – My Old Flame – 7:19 (Mulgrew Miller – Solo – Space Time Records)

“My Old Flame”, “Моя, иных времен, любовь”, старое пламя, которое не гаснет. Тот самый фестиваль во Франции “Jazz en Tête” в Клермон-Ферране в октябре двухтысячного года, когда Мальгрю Миллер играл соло.
Жену, нынче вдову Миллера, зовут Таня. Мальгрю всегда писал на ковере дисков, что он благодарит её за моральную поддержку. У них двое детей и внук.
Грустно… В июньском номере “Даунбита” – ни слова, в июльском – так же. Лишь на сайте ежемесячника четвертого июня появилась небольшая статья. Отчет о жизни. Бай-бай, Мальгрю!
На этих печальных нотах мы и распрощаемся до следующей недели. Подкаст этого и предыдущих выпусков “Времени Джаза” вы найдете на нашем сайте www.svoboda.org. Я же желаю вам всяческих благ и удачи в делах. Чао, оревуар!

Время Джаза №223 Первый том книги джазовых стандартов. Окончание.

The book, книга, сборник стандартов и песен, песен-стандартов, блюзов и госпелс, сборник, существующий в различных вариантах и в наши дни – такова тема этого, наконец не похожего на середину марта, практически летнего «Времени Джаза».
Это означает нижайший поклон и удовольствие приветствовать вас на удивительно коротких «Свободы» и на нашем сайтеwww.svoboda.org. У микрофона в Париже Дмитрий Савицкий. Welcome!

Время Джаза 9.06.2013 №223

Читать далее »

Время Джаза №222 Юбилей выхода в свет винила «Money Jungle»

Ему было от силы тридцать, когда он записал для Blue Note два исторических диска: дуэт Билла Эванса и Джима Холла «Undercurrent», и двойной альбом «Вестников Джаза» – «Три Слепых Мышонка». Это было не так уж плохо для молодого продюсера, решившего предложить самому Дюку Эллингтону записаться без оркестра, без этой фантастической хорошо смазанной машины джаза…

Время Джаза 222

Читать далее »

Время Джаза №220 Жил такой парень

«Знаешь, самое сильное чувство, которое я испытал в жизни — одетым, конечно, — это когда, еще в 1944 году, я впервые услышал, как Диз и Птица играли вместе в Сент-Луисе, в штате Миссури. Мне было тогда восемнадцать, я только что кончил среднюю школу Линкольна. Она находилась на противоположном берегу Миссисипи — в Ист-Сент-Луисе, в штате Иллинойс. Когда я услышал Диза и Птицу в оркестре Би, я сказал себе: «Как? Разве такое бывает?» Господи, они играли так классно, по мне даже дрожь прошла. Они — это Диззи Гиллеспи, Чарли «Птица» Паркер, Бадди Андерсон, Джин Аммонс, Лаки Томпсон и Арт Блейки (…) Я был в нокдауне».

Время Джаза №219 Май – месяц пианистических юбилеев

Все знают, что май – месяц черемухи и сирени, месяц закипающих чувств, гормональных бурь и продленных уикендов. И лишь корифеи «49» и «Времени Джаза» знают, что май это, прежде всего, месяц пианистов! Начиная с Джона Льюиса, Мэри Лу Уильямс, Джерри Уиггинса, Эллиса Ларкинса и до Киза Джаррета, Реда Гарлэнда, Карлы Блей, Гила Эванса, Томми Флэнэгена, Фридриха Гульда, Боба Флоренса, Фэтса Уоллера, Фрэнка Синьорелли и Дейва МакКенна.